5
Мар

Дневник незавидного холостяка: сказка ложь да в ней намек

Пролог

Э-э-э. С чего бы начать свой дневник? Начну традиционно…

«В неком царстве, в неком государстве жил да был некий Царь. И было у него две дочери и не было у него сына».

А жаль. Мне весьма хотелось бы стать его сыном. Нет, неправильно написал. Надо так:

«Раз, и сказал я волшебной щуке и Коньку-Горбунку: «С-с-сыном хочу быть царским, чтоб жить яко трутень»; два, и живу я в палатах мраморных в окружении халдеев и одалисок…».

Но не свезло мне. Царские дочки уже выскочили замуж. Не дождались-таки они меня, негодницы. И ни щуки, и ни конька у меня нет. Хотя есть хороший шанс превратиться в горбунка, каковыми стали мои друзья-товарищи ПК-геймеровские страстотерпцы.

Немного о себе

В феодально-конкурентном социальном бытии я представляю собой типичного замкадыша, ведущего вялотекущую борьбу за свое существование на расстоянии много-много сотен верст от Царя и его дочерей. О моем существовании они даже и не подозревают, что наполняет мое сердце безмерной грустью и печалью.

Мои батюшка с матушкой назвали меня Иннокентием, видимо, в честь длинной череды римских пап, коих было под этим именем целая чертова дюжина. Подозреваю, что именно она и наложила свой отпечаток на мою судьбу. По крайней мере, трискайдекафобия у меня точно имеется. И как после этого не верить в магию чисел? Одноклассники выразили единогласное несогласие с моими родителями и прозвали меня Гуинпленом из-за улыбки, почти никогда не исчезающей с моего лица. В зависимости от ситуации она бывает веселой или грустной, надменной или заискивающей, гордой или жалостливой, глупой или мудрой, но всегда с налетом некой загадочности, как будто она существует вне каких-либо обстоятельств и эмоций, такой же как у чеширского кота или Джоконды.

Я – холост, беспечен, совсем небогат и совсем-совсем не щедр. Работаю преподавателем в провинциальном вузике с зарплатой аж в 10 тыс. рублей и подрабатываю репетиторством, с переменным успехом просвещая местных молодых олухов. Мой средний совокупный доход составляет около 20 тыс. руб. в месяц. Это не дает мне шанса умереть с голоду, но и жить тоже не дает. Сеять доброе, разумное и вечное на ниве родного образования у меня совершенно не получается. Да этого никто от меня и не требует.

Моя самая большая гордость – это вазовская вишневая девятка 1994 года выпуска с большим портретом Че Гевары на капоте. Она мне досталась в наследство от моего отца, которого не так давно угробила наша перереформированная медицина. Машина скрашивает скудость моего существования, давая возможность ездить на лоно полудикой природы, которая еще более дичает при появлении нашей безалаберной и разношерстной компании. Сливаясь с природой, мы безмерно злоупотребляем ее доверием. На пике нашего веселья обычно начинаются неистовые танцы вакханок и вакханов, за которыми внимательно наблюдает немигающим революционным взором Че Гевара. Из-за острого подспудного желания поучаствовать в преодолении нашим народом демографического кризиса буйные пляски заканчиваются, образно говоря, не менее буйной «классической борьбой в партере». И по странному стечению обстоятельств девчонки всегда оказываются сверху.

Самым же большим моим стыдом является моя незаконченная кандидатская диссертация. Еще пять лет назад я застрял на ее первых страницах, глубоко увязнув в хитросплетениях различных теоретических подходов и весьма невнятных околонаучных методологий.

Метки:

Еще нет комментариев

Оставь комментарий первым!

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *